Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Владимир Захаров, публицист, драматург

Понедельник, 17.12.2018

ЛЕНИН,  СТАЛИН И ОБРАЗЫ ДОСТОЕВСКОГО

...И начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой мир

еще не видал... Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам...

Достоевский, "Бесы"

Поразительные по глубине и точности пророчества Достоевского ни в чем не уступают предсказаниям Нострадамуса. Дело в том, что великий русский писатель, пророк и патриот в романах «Бесы» и «Братья Карамазовы» предсказал появление в истории России таких зловещих, роковых фигур, как  Ленин и Сталин.

1

Ленин и Сталин - эти близнецы-братья- представляют собой синтез двух известных персонажей Достоевского –Смердякова и Шигалева.

В «Братьях Карамазовых» Достоевский даёт образ лакея Смердякова, появившегося на свет в результате случайной прихоти развратного барина Федора Павловича Карамазова, согрешившего с городской сумасшедшей Лизаветой Смердящей, умершей при родах. Карамазов все же не признался в отцовстве, но не отказался взять подкидыша в свой дом, дал ему фамилию Смердяков  по прозвищу матери  и со временем сделал его своим лакеем и поваром.

Воспитанием Смердякова занимались старый лакей Карамазова Григорий Васильевич,  нашедший его рожавшую мать в саду своего господина, и его жена Марфа Игнатьевна. Мальчик рос «без всякой благодарности», был диким и смотрел на свет из угла. « В детстве он  очень любил вешать кошек и потом хоронить их с церемонией, - рассказывает Достоевский.- Он надевал для этого простыню, что составляло вроде как бы ризы, и  пел и махал чем-нибудь над мертвой кошкой, как будто кадил. Все это потихоньку, в величайшей тайне. Григорий поймал его однажды на этом упражнении и больно наказал розгой. Тот ушел в угол и косился оттуда с неделю. «Не любит он нас с тобой, этот изверг,- говорил Григорий  Марфе Игнатьевне, - да и никого не любит. Ты разве человек, - обращался он вдруг прямо  к  Смердякову, - ты не человек, ты из банной мокроты завёлся, вот ты кто…» Смердяков, как оказалось впоследствии, не мог простить ему этих слов».

«Григорий выучил его грамоте и, когда минуло ему лет двенадцать, стал учить священной истории. Но дело кончилось тотчас же ничем. Как-то однажды, всего только на втором или третьем уроке, мальчик вдруг усмехнулся.

- Чего ты?- спросил Григорий, грозно выглядывая на него из-за очков.

- Ничего-с. Свет создал Господь Бог в первый день, а солнце, луну и звезды на четвертый день. Откуда же свет-то сиял в первый день?

Григорий остолбенел. Мальчик насмешливо глядел на учителя. Даже было во взгляде его что-то высокомерное.  « А вот откуда!» - крикнул он и неистово ударил ученика по щеке. Мальчик вынес пощечину, не возразив ни слова, но забился опять  в угол на несколько дней». И, надо полагать,  возненавидел своего учителя.

На этом религиозное обучение Смердякова закончилось. Карамазов решил приучить своего бастарда к чтению, но это тому показалось скучным. Тогда Федор Павлович отправил Смердякова в Москву учиться на повара. В ученье он пробыл несколько лет, вернулся к отцу и поваром оказался превосходным.

В  романе Смердякову двадцать четыре года. «… Он был страшно нелюдим и молчалив. Не то чтобы дик или чего-нибудь стыдился, нет, характером он был, напротив, надменен и как будто всех презирал». Пребывание в Москве нравственно его нисколько не изменило: « Всё так же был нелюдим и ни в чьем обществе не ощущал ни малейшей надобности» и продолжал глумиться над христианской верой, вызывая тем самым ненависть и гнев у своего  бывшего воспитателя Григория Васильевича…

Вот знаменитый антивоенный, пораженческий  диалог  Смердякова с какой-то девицей:

«- Я всю Россию ненавижу, Марья  Кондратьевна.

- Когда бы  вы были военным юнкерочком али гусариком молоденьким, вы бы не так говорили, а саблю бы вынули и всю Россию стали бы защищать.

- Я не только не желаю  быть военным гусариком, Марья Кондратьевна, но желаю, напротив, уничтожения всех солдат-с.

- А когда неприятель придёт, кто же нас защищать будет?

- Да и не надо вовсе-с. В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с».

Каков гусь!

Сын  Карамазова Дмитрий отзывается о Смердякове следующим образом: «…Смердяков - человек нижайшей натуры и трус. Это не трус, это совокупление всех трусостей в мире вместе взятых, ходящее на двух ногах». Незаконнорожденный сын страшно комплексует  из-за своего лакейского положения в семье Карамазова и трёх его взрослых сыновей, а у него «самолюбие необъятное и притом самолюбие оскорбленное».

Кончил Смердяков тем, что убил своего отца из-за денег, а потом повесился, не выдержав психологического напряжения из-за совершенного преступления. Защитник Дмитрия Карамазова, обвиненного в убийстве отца и преданного суду, даёт в суде характеристику Смердякову: «На меня он произвел впечатление совершенно определенное: я ушёл с убеждением, что существо это решительно злобное, непомерно  честолюбивое, мстительное и знойно завистливое. Я собрал кое-какие сведения: он ненавидел  происхождение своё, стыдился его и со скрежетом зубов припоминал, что «от Смердящей произошёл». К слуге Григорию и жене его, бывшим благодетелям его детства, он был непочтителен. Россию проклинал и над нею смеялся. Он мечтал уехать во Францию, с тем чтобы переделаться во француза. Он много и часто толковал ещё прежде, что на это недостаёт ему средств. Мне кажется, он никого не любил кроме себя, уважал же себя до странности высоко».

Н.С. и М. Г. Ашукины в книге « Крылатые слова» (М., 1988, с.323) пишут о Смердякове: «Образ его - отталкивающее сочетание физического и нравственного вырождения. Униженный своим рабским положением в доме Карамазовых, трус и тайный завистник, он усваивает философию Ивана Карамазова («всё позволено») и убивает ради денег своего отца. Смердяков твёрдо уверен, что не понесёт ответственности за убийство, которое ходом событий должно быть приписано Дмитрию Карамазову. Будучи  не в силах преодолеть ужас, охвативший его во время убийства, он накладывает на себя руки. Даже перед самоубийством он не раскрывает суду невиновности Дмитрия Карамазова. Этот акт человеконенавистничества - месть Смердякова обществу, в котором он всегда чувствовал себя обойденным. Имя Смердякова стало нарицательным для людей этого типа. Смердяковщиной называют мироощущение и вызванное им поведение растленных людей, подобных Смердякову».

Посмотрим, в чем Ленин и Сталин похожи на Смердякова. Если с происхождением Ленина всё ясно - он родился от крещёной еврейки Марии Бланк и инспектора народных училищ Ильи Ульянова, - то о родословной  Сталина есть разные мнения. Официальными родителями Сталина  считаются Екатерина Геладзе и Виссарион Джугашвили. Иосиф был третьим и единственно выжившим ребёнком в семье - двое первых сыновей умерли в детском возрасте. Не исключено, что Екатерина Георгиевна, чтобы улучшить генетику своего последнего чада, сделала его не от мужа - алкоголика и полунищего сапожника, а от другого человека, который ей приглянулся и/или мог оказывать материальную помощь. Должно быть, Виссарион Иванович об этом знал или догадывался - поэтому сына ненавидел, бил его и всячески над ним издевался. Истоки тридцатилетней тирании Сталина надо искать прежде всего в его несчастном, безрадостном детстве.

Пока Ленин был работоспособным и дееспособным руководителем государства, Сталин был при его особе чем-то вроде министра двора. В кулуарах  XI съезда РКП(б) в 1922 году на котором Сталина избрали генеральным секретарём партии, Ленин пророчески пошутил о питомце:       « Сей повар будет готовить только острые блюда». Сталин оказался превосходным поваром политической кухни, но только для одного  себя…

С раннего детства для Володи Ульянова был характерен комплекс разрушения. Он любил ломать только что подаренные ему  игрушки - ему, дескать, интересно было посмотреть, что у них внутри. Но проблема в другом…  Во время ссылки Ленина в Шушенском весной произошёл разлив реки и на небольшом островке оказалось множество зайцев. Проезжавший мимо на лодке  будущий вождь советских племён высадился на островок и с удовольствием перебил зайцев  всех до одного прикладом ружья. Ленин, как известно, любил охотиться. Всё это безусловно говорит о его разрушительных,садистских наклонностях, которые в зависимости от внешних обстоятельств могут принимать разную форму.

Под несомненным влиянием матери, в молодости которой было какое-то тайное происшествие, сильно травмировавшее её психику, Володя Ульянов ещё при жизни отца-подкаблучника  демонстративно сорвал с себя крест и отказался посещать церковь. Во все времена самостоятельный Иосиф Джугашвили, дошедший до всего своим умом, в последние годы учёбы в духовной семинарии  глубокомысленно сказал своим товарищам: «Бога нет - нас обманывают» и бросил учёбу. Вслед за Джугашвили из семинарии исключили еще несколько человек. Они обвинили расстригу в том, что он донёс на них начальству, а он, нисколько не смущаясь, ответил: «Зато теперь из вас получатся хорошие революционеры!»

Ленин и Сталин, находясь во власти, периодически устраивали чудовищные гонения на традиционные для России религии, видя в них своих конкурентов, и безжалостно уничтожали служителей конфессий и просто верующих. Ленин и Сталин стали отцами-основателями новой религии - марксизма-ленинизма-сталинизма. В эпоху Сталина на «священных» для режима книгах  на обложках печатали тиснением четыре сакральных профиля - Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Эту находку посчитал замечательной министр пропаганды  нацистской Германии Геббельс и приказал на немецких «священных» книгах печатать три профиля - Фридриха II, Бисмарка, Гитлера.

Рассуждения Смердякова на тему «я всю Россию ненавижу», «желаю уничтожения всех солдат» и « как было бы хорошо, если бы в 1812 году умная нация французская покорила бы глупую нацию русскую и присоединила к себе», ассоциируются с политической линией Ленина с 1914 по 1918 год. После того  как началась   Мировая война, Ленин от имени своей партии опубликовал политический «манифест», в котором выступил за поражение России в войне и превращение «империалистической войны в войну гражданскую». С началом войны и до захвата власти большевиками в октябре 1917 года ленинская пораженческая пропаганда, тайно финансируемая  кайзеровской Германией,  занималась систематическим разложением Русской армии. Поставленная задача была с успехом достигнута: армия развалилась до основания и защищать Россию от внешних врагов (Германия и её союзники) и внутренних врагов (большевики) стало некому. Ну чем Ленин не Смердяков?! 

Мнение Дмитрия Карамазова о Смердякове, что он - «человек нижайшей натуры и трус», «совокупление всех трусостей в мире вместе взятых», подходит и к Ленину. После прихода к власти Ленин, искусно играя на тёмных инстинктах «масс», бросал в толпу бандитские лозунги типа «грабь награбленное» и проводил целенаправленную политику физического уничтожения враждебных его партии сословий старой России - чиновников, служащих полиции, офицеров, дворян, священников. Разогнав Учредительное собрание, Ленин развязал в России кровопролитную гражданскую  войну, за которую страна заплатила10 миллионов жизней.

Парадоксально, что Ленин, ставший в России вдохновителем и организатором красного террора, в личном плане был самым презренным трусом. За три года ссылки в Шушенском  он не сделал ни одной попытки бежать оттуда, хотя это можно было сделать достаточно легко. Уехав в 1900 году за границу по официальному разрешению, Ленин стал вечным политическим эмигрантом и никогда не приезжал в царскую Россию нелегально. В грабежах банков, почт, обмене фальшивых денег, транспортировке оружия, чем партия большевиков активно занималась до 1917 года, Ленин всегда осуществлял только  «общее»  закулисное руководство. Когда  Ленин был уже главой советского правительства, в 1919 году на его автомобиль в Москве напали бандиты. По их требованию Ленин беспрекословно вышел из машины, послушно отдал им деньги, браунинг, автомобиль и даже не пытался сопротивляться, потому что главным для него всегда было  во что бы то ни стало сохранить свою подлую жизнь и убраться «подобру-поздорову».

Будучи инициатором и главным виновником гражданской войны в России, Ленин тем не менее никогда не выезжал на фронт. Троцкий такое поведение Ленина деликатно объясняет сознательной установкой первого «вождя» на то, чтобы быть постоянно в штабе большевистского руководства для оперативного управления политической и военной ситуацией. Дело не в этом: Ленин «бесперебойно» находился в «штабе» потому, что был феноменальным трусом! Троцкий вспоминает, что Ленин в гражданскую войну постоянно вколачивал в головы своих соратников идею массового террора против врагов большевиков, но когда неизлечимая болезнь окончательно свалила самого Ленина, он до самого конца отчаянно цеплялся за свою гнусную жизнь…

Вместе с тем всесторонний анализ личности Сталина показывает, что он не был очевидным трусом, а Ленина за явную трусость он в душе презирал. Развязав массовые репрессии 30-х годов, Сталин потом до гробовой доски опасался за свою жизнь, и это естественно и понятно. Сталин комплексовал  из-за своего второстепенного положения в правительстве Ленина, а у него, как у Смердякова, было  «самолюбие необъятное и самолюбие оскорбленное». Сталина запредельно оскорбляло и бесило, что меньшевик и непримиримый идеологический противник Ленина до революции, наглый выскочка Троцкий в 1917 году  пришёл в партию большевиков на «всё готовое», руководил октябрьским переворотом, выиграл гражданскую войну и заслуженно стал в партии после Ленина вторым  общепризнанным вождем. Сначала Сталин хотя бы внешне уважал Троцкого за его несомненные качества политического лидера и пытался наладить с ним деловые, товарищеские отношения. Но когда Сталин окончательно понял, что для Троцкого он лишь «наиболее выдающаяся посредственность нашей партии» и места возле  «красного дракона» для него нет, Троцкий превратился для него в главного внутрипартийного врага. И тогда Сталин резко  поменял «курс»: в годы гражданской войны он систематически саботировал приказы наркомвоенмора Троцкого, а после гражданской, захватив власть над партаппаратом, постепенно выдавил Троцкого с государственной службы, затем выслал его за границу, а потом убил. Решительная злоба и непомерное честолюбие, никому  ничего не прощающая мстительность и «знойная зависть» в характере Сталина  активно способствовали его самопродвижению на верх власти.

В 1935 году Сталин приехал в Тбилиси, чтобы в последний раз встретиться со своей старой матерью. Он ей припомнил, что в детстве она его много била, а она огрызнулась: «Сосо, поэтому ты и  стал таким большим начальником…» Сталин никогда не вспоминал отца, есть версия, что Сталин убил его, употребив для этого своего дружка Камо. Ленина, своего духовного отца и впавшего в сумасшествие хозяина, непочтительный Сталин запер в домашнюю тюрьму в Горках, где тот и умер. В 1939 году Сталин отравил вдову Ленина Крупскую, которую считал своим личным врагом. Сталин тысячу раз на деле доказал, что ему «всё позволено».

У Ленина и Сталина, как у Смердякова, налицо все признаки физического и нравственного вырождения. Ленин умер в 54 года от прогрессивного паралича неясного происхождения. У Сталина было два сросшихся пальца на левой ноге(«смешение природы», явный признак дегенерации) и высохшая левая рука. После консультации Сталина 22 декабря 1927 года выдающийся невропатолог и психиатр академик Бехтерев неосторожно обмолвился в кругу коллег, что «смотрел одного сухорукого параноика», и уже на другой день он был отравлен агентами Сталина в Малом театре. Для Сталина было типично осуществлять политический террор чужими руками, а потом тайно или гласно, как выгодно, убивать исполнителей грязных дел, попутно вешая на них свои собственные преступления. Сталин отравил ставшего мешать ему шефа ОГПУ «старого большевика» Менжинского при помощи заместителя последнего Ягоды; потом Сталин предал суду и расстрелял  самого наркома внутренних дел Ягоду; потом Сталин арестовал и расстрелял без всякого суда преемника Ягоды Ежова. В отличие от Смердякова, Сталина никогда не мучили  ни угрызения совести, ни ужас за совершённые преступления.

Политическая деятельность Ленина и Сталина вся пронизана смердяковщиной.

2

Ещё больше Ленин и Сталин похожи на героя романа Достоевского «Бесы»- Шигалева.

На собрании губернских заговорщиков сторонник Шигалева знакомит присутствующих с его идеями: «Он предлагает в виде конечного разрешения вопроса - разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны  потерять личность и обратиться вроде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, вроде как бы первобытного рая, хотя, впрочем, и будут работать».

Интересно проследить, как эволюционировала эта серьезная философская концепция при советской власти. После успешного путча Ленина и его компании «старые большевики» действительно получили свободу личности, намного  большую той, которая была у царской бюрократии. Ленинцы имели полную свободу слова и печати в пределах теории марксизма и новой программы РКП(б). Ничего другого им было не нужно. Своё сомнительное мировоззрение и весьма спорные жизненные ценности они безальтернативно и насильно навязали всему населению России. Они упивались своей властью и любили говорить: «У нас может быть многопартийная система - одна партия у власти, остальные -  в тюрьме»… Всё это потом им очень дорого стоило: за что эти господа боролись, на то и напоролись.

«Старые большевики» бесконтрольно распоряжались всеми ресурсами России в своих политических  и личных целях. Никаких хоть сколько-нибудь разумных ограничений для них не существовало. Они тратили на «мировую революцию» огромные деньги. Вся страна по их вине голодала и во всем нуждалась, а они получали так называемые «партмаксимумы» продовольственного и материального обеспечения, могли ездить за границу для лечения и на отдых. Самим фактом захвата власти и победой в гражданской войне они получили безграничное право распоряжаться жизнью и судьбой всего населения России.

Все, кто не погиб в мясорубке гражданской войны и не эмигрировал, были превращены в одно большое стадо совершенно бесправных рабов партии Ленина. Формирование во всех отношениях инфантильного  «советского человека» происходило на фоне перманентных массовых репрессий и постоянной идеологической «перековки», задачи которой мгновенно менялись в зависимости от политической обстановки и разных сумасшедших пристрастий и пороков очередного самого главного партийного «вождя».

В ленинском первобытном земной раю в эпоху «военного коммунизма» всё население страны под страхом смерти обязали работать на советское государство («не трудящийся да не ест»). При Сталине созданная им рабовладельческая империя концлагерей  играла не последнюю роль в экономике СССР.

Сталин в 1937-1939 годах перестрелял и пересажал всех «старых большевиков», как бешеных псов, и сделал сам себя единоличным абсолютным диктатором. Так безграничная  свобода, о которой говорил Шигалев, заключилась безграничным деспотизмом…

Заговорщики у Достоевского обсуждают идею совершенно «отмороженного» революционера Сергея Нечаева, послужившего прототипом для одного из главных героев романа «Бесы» Петра Верховенского, о том, что  «срезав радикально сто миллионов голов и тем облегчив себя, можно вернее перескочить» через Рубикон. Один из  заговорщиков усомнился: «Сто миллионов так же трудно осуществить, как и переделать мир пропагандой. Даже, может быть, и труднее, особенно если в России».

Напрасные сомнения! В газете «Аргументы и факты» (1990, №13) приведена потрясающая статистика. Русский историк  И.А. Курганов, умерший   за рубежом в конце 1960-х годов, подсчитал разницу между численностью населения, которое должно было проживать к 1959 году в границах СССР  при нормальном  демографическом развитии с 1917 года и фактической численностью населения. Эта разница составила 110 миллионов человек! Людские потери СССР, связанные с войной, составили 44 миллиона человек. Во время революционных преобразований СССР потерял 66 миллионов человек. Значит, сбылось и это пророчество Достоевского!

На возражение: «Вы только эмиграцию такою пропагандой вызовете, а больше ничего», - Верховенский  парировал: « Эмигрировать – мысль хорошая. Но всё-таки, если, несмотря на все явные невыгоды, которые вы предчувствуете, солдат на общее дело является всё больше и больше с каждым днём, то и без вас обойдётся. Тут, батюшка, новая религия идёт взамен старой, оттого так много солдат и является, и дело это крупное».

Опять Достоевский попал в десятку! Первая волна безвозвратной эмиграции, связанная с октябрьским переворотом, составила не менее миллиона человек. Большевикам-коммунистам удалось выстоять в жестокой гражданской войне и удерживать власть 74 года потому, что у них была широкая социальная база. Дело было действительно крупное, старую религию они заменили на свою новую, и в солдатах на военных и трудовых фронтах у них  недостатка никогда не  было, тем более что воевать и работать на своё государство они заставляли силой - у населения не было выбора.

Выйдя от «наших», Верховенский обсуждает с другим  главным героем романа Ставрогиным перспективы революции в России: «Мы сделаем такую смуту, что всё поедет с основ». И ещё как поехало! По поводу теоретических изысканий Шигалева: «У него хорошо в тетради, у него шпионство. У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное – равенство».

После политического, а потом и физического уничтожения элитной ленинской гвардии  буквально все в партии большевиков стали рабами, равными в своем рабстве перед тоталитарной диктатурой Сталина. Про остальное население России и говорить не приходится: оно было обращено в рабство сразу после 25 октября 1917 года. С самого начала своего правления большевики взялись насаждать шпионство и доносительство в невиданных ранее масштабах. Идеологи большевизма много раз говорили и писали о том, что каждый член советского общества должен стать агентом ЧК. Сталин в коллективизацию сделал икону из Павлика Морозова, настучавшего на родного отца. В годы массовых репрессий 1937-1939 годов поощряемое Сталиным доносительство  приняло массовый характер. Жёны публично отрекались от мужей, дети – от родителей; многочисленные доносы временами принимали эпидемический характер. Земной рай большевики не построили, но земной ад построили точно!

«Не надо образования, довольно науки, - разглагольствует Верховенский.- И без науки хватит материалу на тысячу лет, но надо устроиться послушанию. В мире одного только не достаёт: послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Всё к одному знаменателю, полное равенство».

Под «материалом», которого хватит  на тысячу лет, должно быть, надо понимать человеческий «материал», который Ленин и Сталин тратили бессчётно, безжалостно и беспощадно. Тотальное послушание возможно только в тоталитарном государстве, в котором вся жизнь только в государстве и ничего вне государства. В беседе с писателем Гербертом Уэллсом Сталин  образование назвал оружием, «эффект которого зависит от того, кто его держит в своих руках, кого этим оружием хотят ударить». Качество, уровень и идеологическая направленность образования при советской власти во всех видах и формах жёстко контролировались государством исключительно в своих интересах и в зависимости от текущих политических задач.

«Необходимо лишь необходимое – вот девиз земного шара отселе,- беснуется Верховенский.- Но нужна и судорога; об этом позаботимся мы, правители. Полное послушание, полная безличность, но раз в тридцать лет Шигалев пускает и судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты…»  «Болтайте  поменьше, работайте побольше – и дело у вас выйдет наверняка», -  «учил» Сталин на первом и последнем съезде колхозников - ударников в 1933 году. Работайте больше, а получать будете только галки-палки в отчётах, а кто не доволен, получит пулю в затылок или принудительную путёвку в концлагерь на 20 лет!

Судорогу советская власть пускала не раз в тридцать лет, а постоянно, по мере надобности. Вот главные вехи массового красного террора: тысячи расстрелянных после покушения на Ленина в 1918 году, развязанная Лениным кровопролитнейшая гражданская война, кошмарная коллективизация, искусственно созданный Сталиным голодомор на Украине и всей России в 1933 году, «кировский поток» в ГУЛАГ в 1935 году, большой террор 1937-1939 годов, ленинградское дело 1950 года… И это далеко  ещё не весь список! Сталин готовился повторить 1937 год в 1953 году, но неожиданно умер. Узнав об этом, зеки бурно радовались в лагерях:  «Ус откинул хвост!» Андропов, взобравшись  на вершину власти в 1982 году, похоже, собирался раскрутить маховик репрессий по типу сталинских, но Бог не дал ему больше жизни и тем спас Россию…

В общем, прав был сам всегда  несчастный Маяковский: «Для веселия планета наша мало оборудована»…

  Октябрь 2008 года                                             Санкт-Петербург